Маруся Климова (marussia) wrote,
Маруся Климова
marussia

Categories:

...

Часто человек несет откровенную ахинею, кажется, что он явно не в себе, а потом вдруг раз − и переводит разговор на дождь за окном, как бы желая продемонстрировать, что он вовсе не утратил связь с реальностью, и все его остальные рассуждения тоже абсолютно нормальные, а это у тебя самой в голове что-то сместилось, раз ты не воспринимаешь аргументов столь заземленного и наблюдательного индивида. Поэтому, думаю, и после выпуска новостей в советские времена, где зрителей информировали о гипертрофированных ужасах капитализма и эфемерных достижениях отечественной промышленности, также неизменно следовал сопровождавшийся неторопливой умиротворенной музыкой прогноз погоды. В посвященном, как теперь стало окончательно ясно, совершенно ненужной и бессмысленной коллективизации романе Шолохова «Поднятая целина» опять-таки практически все главы начинаются с описаний восходящего над окрестными лугами и полями солнца и колосящейся в его лучах пшеницы. Мало того, даже герой пьесы Чехова в один из ее ключевых моментов, когда он максимально приближается к осознанию абсурдности своего существования, почувствовав ускользающую из-под ног почву, так сказать, и как бы желая ухватиться за какую-нибудь твердую опору, подходит к висящей на стене карте и неожиданно восклицает: «А в этой самой Африке теперь жарища»…

А бывает, наоборот, некто рассуждает вполне здраво, более-менее адекватно оценивает происходящие вокруг события, но в заключение, в качестве итога, ссылается на Бога, который якобы сидит на небесах, откуда все видит. И тогда ты невольно начинаешь сомневаться, а не является ли этот тип на самом деле опасным сумасшедшим.

С этой точки зрения истинной антитезой религии, коммунизму и другим отвлеченным идеям, мне кажется, является вовсе не материя или же природа, а именно погода. Можно найти множество примеров, подтверждающих подобный расклад в важнейших сферах человеческой деятельности. Если, конечно, подойти к исследованию данного вопроса основательно и опираться на конкретные наблюдения за людьми, как поступают в некоторых странах, например, когда дожидаются, чтобы прохожие протоптали дорожки в траве, и только потом их асфальтируют. А не так, как это делал Гегель. Будь я философом, я бы, вероятно, свое фундаментальное сочинение, посвященное этой проблематике, даже так и назвала: «Бог и погода».
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author