Маруся Климова (marussia) wrote,
Маруся Климова
marussia

Categories:

...

Распутин любил женщин и ни в чем себе не отказывал, порой вел себя до неприличия вызывающе. А Сталин был тверд, и, самое главное, чрезвычайно скромен. Распутину, мне кажется, не мешало бы у него поучиться. Ну, или таким, как он…

Лично я, когда вижу, что начинаю сильно переоценивать свой вклад в литературу, допустим, и особенно когда мне на это указывают, неизменно вспоминаю Сталина и стараюсь вести себя, как он. Всегда полезно иметь в жизни какой-нибудь ориентир. Это важно еще, чтобы в мире соблюдались определенные пропорции, я считаю. Даже в самом слове мироздание присутствует намек на некое архитектурное сооружение: здание мира. Его невозможно увидеть или потрогать руками, но эта скрытая метафора все равно каким-то непостижимым образом побуждает меня чувствовать ответственность перед теми, кто внутри него находится, чтобы оно, не дай бог, не стало перекашиваться на бок и не рухнуло.

В этом смысле я всегда ощущала себя не просто писательницей, а, можно сказать, еще и одной из случайно сохранившихся до наших дней мраморных колонн, хаотично разбросанных сегодня по островам Средиземного моря. Никаких храмов Аполлона давно уже не существует, однако эти одинокие, устремленные в пустоту, столбы по-прежнему дают возможность каждому, кто на них смотрит, восстановить в своем воображении величественное сооружение, которое они некогда окружали. И таким образом они до сих пор как бы продолжают служить ему опорой, не позволяя полностью исчезнуть и раствориться в небытии.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author