Маруся Климова (marussia) wrote,
Маруся Климова
marussia

Category:

...

Если же взять меня и Гомера, допустим, то у нас с ним совсем ничего общего нет. Никогда не чувствовала с ним особого родства душ. И не только потому, что он был слепым убеленным сединами старцем. У меня вообще всегда было такое ощущение, что он прямо таким и появился на свет. Нет, так обычно не бывает, конечно, но он же жил в Древней Греции, а там и не такое, говорят, случалось. Но возраст и волосы − это чисто внешнее, в конце концов. А вот эпический размах и такой неторопливый размеренный слог изложения, как у него, мне, действительно, глубоко чужд. Он ведь, если не ошибаюсь, писал гекзаметром. Жуть! Это, на мой вкус, вообще что-то запредельное, хуже, вероятно, может быть разве что амфибрахий. Даже сами два эти слова звучат настолько пугающе, что, стоит их только услышать, как тебя потом почти наверняка ночью будут мучить кошмары. Именно поэтому, думаю, сейчас Гомера мало кто читает. Люди чисто инстинктивно стараются держаться от него подальше. Ну, а у тех, кто все-таки решился открыть его произведения и с ними ознакомиться, обычно бывает такой вид, будто их пыльным мешком по голове стукнули. Все творческие личности сегодня, в сущности, делятся на читавших и не читавших Гомера. Последних явное меньшинство, и они, как правило, сразу бросаются в глаза. Куда ни придешь, на поэтический вечер или творческую встречу, сразу можно заметить, как в уголке сидит такой худенький в очечках субъект и прямо весь трясется, как осиновый лист, вздрагивая от малейшего шороха. И можно не сомневаться практически, что это еще один поклонник «Илиады» и «Одиссеи»! Много раз в этом убеждалась…

А так, про него все слышали, само собой. По степени известности Гомер ничем не уступает тому же Пушкину или же Крылову. И это понятно. Когда люди узнают, что дряхлый старик, который, ко всему прочему, был еще и слепым, умудрился каким-то образом трясущимися руками, буковка за буковкой, написать не какую-нибудь там тоненькую «Как закалялась сталь», а два огромнейших тома, то это навсегда врезается им в память. Байрон был хромым, но сумел переплыть Дарданеллы. И таким образом прославился. Однако то, что сделал Гомер, гораздо, гораздо круче. Все-таки это не разовый какой-то поступок, совершенный в случайном порыве, а нечто такое, что требовало от него неимоверных усилий на протяжении всей жизни. Да даже если он просто надиктовал все это своему поводырю, все равно количество информации, которое он держал у себя в голове, впечатляет. Плюс, излагать свои мысли ему приходилось не абы как, а опять-таки гекзаметром. Подобное, естественно, не забывается…

Меня всегда удивляло, кстати, что переулок Джамбула в Петербурге до сих пор сохранил свое название. Как раз шла сейчас там и подумала, что в начале 90-х, когда повсюду прокатилась целая волна разнообразных перемен, его запросто могли бы переименовать. И назвать в честь того же Гомера. Почему нет? Людям тогда хотя бы было ясно, о ком идет речь. А Джамбул?.. Кто это вообще такой? Я и то про него только в раннем детстве что-то краем уха слышала, а уж о малообразованных и далеких от литературы личностях и говорить нечего. Если не ошибаюсь, он жил еще до войны и исполнял былины собственного сочинения, аккомпанируя себе на народном струнном инструменте. И лет ему тогда было чуть ли не сто, поэтому я всегда подозревала, что этот доморощенный сказитель вполне сознательно косил под Гомера. Единственное, свои произведения он посвящал партийным руководителям, но во всем остальном, похоже, ориентировался на своего древнегреческого коллегу, эксплуатируя созданный тем яркий и запоминающийся образ. Не знаю, как у него было со зрением, но вряд ли он в таком возрасте хорошо видел. В целом же этот тип и его подельники совершенно беззастенчиво позаимствовали у греков то, что теперь называется франшизой.Это слово подразумевает не сам конечный продукт, а только некие технологии, бренд и пр. Все наследники Гомера давно умерли, и формально к ним не придерешься. Но с точки зрения вечных общечеловеческих ценностей, на мой взгляд, было бы справедливо, если бы этот переулок стал носить имя Гомера. Ленинград – это Санкт-Петербург, улица Ракова – Итальянская, Желябова – Большая Конюшенная, Дзержинского – Гороховая, а переулок Джамбула – Гомера. Вот так должно быть! Это же само напрашивается! Лет десять назад, правда, к его названию добавилась еще и скульптурная композиция. Но и ее, если что, менять не придется. Там теперь в скверике недалеко от детского сада стоит такой иссушенный пенсионер с бородкой, в халате и отороченной мехом шапке на башке. Я сегодня специально поближе подошла и внимательно все осмотрела. В руках он держит что-то типа балалайки, но с длиннющим, вытянутым чуть ли не на полтора метра грифом. Ну, просто вылитый Гомер! Я, во всяком случае, создателя «Илиады» именно так себе всегда и представляла.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author